Preview

Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право

Расширенный поиск
Том 23, № 3 (2021)
Скачать выпуск PDF

ЭКОНОМИКА 

15-33 174
Аннотация

В современных условиях интенсивного развития интеграционных процессов в мировой экономике увеличиваются темпы роста объёмов внешнеэкономической деятельности, и всё большее число хозяйствующих субъектов во всех странах проявляет интерес и активно участвует в ней. Основной задачей государства в области внешнеэкономической деятельности является увеличение объёмов экспортируемой продукции, обеспечение конкурентоспособности товаров на мировом рынке и ограничение импорта, создание условий для производства импортозамещающих товаров. Поэтому ряд механизмов государственного регулирования направлен, во-первых, на защиту внутреннего рынка от иностранных конкурентов, а, во-вторых, на формирование экспорта. Для России это имеет особую важность, так как через развитие экспорта возможно положительное сальдо торгового баланса без сокращения импорта жизненно важных товаров и тем самым решение проблем по укреплению курса рубля. В настоящем исследовании были выделены основные факторы, влияющие на экспортно-импортные операции Дальневосточного федерального округа и стран-партнёров Азиатско-Тихоокеанского региона. Интерес выделенных стран Азиатско-Тихоокеанского региона к Дальнему Востоку в основном проявляется в части минерально-сырьевых ресурсов в силу выгодного географического положения и высокого потенциала добывающей отрасли дальневосточного региона. В среднем по построенным регрессионным моделям можно сказать, что на стоимостные объёмы экспорта топливно-минеральных ресурсов Дальневосточного федерального округа оказывают влияние курс доллара США, котировки цен на нефть и газ, а также темпы роста мировой экономики. При этом регион не может обеспечить внутренние потребности в других высокотехнологичных товарах – и не только конечного потребителя, но и отраслей промышленного производства. Построенные эконометрические модели и выделенные факторы показывают, что практически все модели, построенные по импорту, значимы только по товарной номенклатуре машины и оборудование.

34-49 97
Аннотация

В постиндустриальном обществе наблюдается переход от принуждения к занятости и учёта рабочего времени граждан к креативной деятельности, основанной на использовании свободного времени. Форсайт постиндустриальной экономики направлен на поиск слабых сигналов, приближающих изживание элементов товарного производства и ведущих к формам использования свободного труда. В статье формулируется гипотеза о том, что в постиндустриальную эпоху, когда намечается доминирование шестого технологического уклада, в практике функционирования перезрелой товарной организации производства появляются формы, содержащие зарождающийся революционный момент в категории «свободное время». Историчность понимания свободного времени связывается авторами с развитием товарной организации производства. Сегодня в перезрелой форме товарноденежного производства содержатся зародыши креативной деятельности свободных индивидов грядущей общественной организации в виде исторически определённого свободного времени. Среди зарождающихся форм выделяются волонтёрская деятельность; функционирование социальных сетей; формирование безусловного основного дохода; проведение конкурсов и выделение грантов; вручение ежегодных премий за интеллектуальные результаты; стимулирование движения рационализаторов и изобретателей, которые повседневно побуждают к креативной деятельности человека, оцениваемой свободным временем.

50-62 96
Аннотация

В условиях нестабильной геополитической ситуации и высокой волатильности на рынках углеводородов развивающиеся страны ещё больше ощущают зависимость от стран-экспортёров энергоресурсов. Парижское соглашение, пришедшее на смену киотскому, обязывает все государства принимать меры по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу и разрабатывать программы перехода на безуглеродную экономику. В этой ситуации развивающиеся страны АТР оказались в сложном положении: промышленность в данном регионе использует только традиционные виды топлива, и, как следствие, процесс перехода на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) для таких стран будет ознаменован ситуацией, когда нужно сохранить темпы экономического роста, занятость и уровень благосостояния граждан, но при этом осуществлять «энергетическое перевооружение» реального сектора промышленности.

ПОЛИТИКА 

63-79 10874
Аннотация

Обострение современной международной обстановки обусловливает актуальность проведения геополитических исследований различного плана и направленности. В этой связи для крупных стран особое значение имеет тематическое изучение состояния своих регионов, а из них в первую очередь – отдалённых приграничных, геополитическая проблематика которых, как правило, имеет ряд специфических характеристик. В России одним из таких регионов является Восточная Арктика – обширное аква-территориальное пространство, которое максимально удалено от центра страны и имеет высокую степень транспортной изоляции от остальной части страны. Восточная Арктика обладает богатым и разнообразным потенциалом стратегического минерального сырья. В её пределах расположено ключевое звено Северного морского пути – Берингов пролив, соединяющий Северный Ледовитый и Тихий океаны. Всё это создаёт благоприятные предпосылки для международного сотрудничества в регионе. Но его развитию препятствует современное обострение российско-американских отношений и ряд нерешённых вопросов по разграничению океанических акваторий. В настоящее время сложилась группа стран АТР, которые проявляют повышенный интерес к данной проблематике. Ряд государств, следуя своим интересам, поддерживают идею США об интернационализации Арктики. Канада, будучи членом НАТО, разделяет позицию России по межгосударственному разделу этого региона. Китай занимает позицию российского стратегического партнёра. В статье проведено исследование по идентификации тех геополитических факторов, которые имеют определяющее значение для Восточной Арктики. Целью данного исследования стало определение воздействия данных факторов на состояние и развитие хозяйственной сферы Восточной Арктики, а также – на адаптацию населения к проживанию и работе в её экстремальных условиях. В результате составлены рекомендации по комплексному военно-гражданскому освоению этого стратегически важного для России региона и по ряду мер, направленных на разрешение его демографических проблем с позиции обеспечения национальной безопасности страны. В работе использованы методы: пространственный анализ, анализ материалов по теме публикации, выборочно-статистический, оценочно-прогнозный.

80-96 123
Аннотация

Глобальная инициатива КНР «Один пояс и один путь», далее – «Пояс и путь» рассматривается не только как совокупность инфраструктурных проектов в сферах социально-экономического развития и безопасности, но и как концепция, фактически обновившая содержание государственной идеологии. Она дополняет национальную доктрину социализма и активно используется для оказания влияния на состояние человеческого капитала стран-участниц. Этому способствуют китайские образовательные и культурные проекты, цифровизация «Пояса и пути», информирование мировой общественности о достигнутых результатах и международная издательская деятельность. Согласно мнению политического руководства США, китайская инициатива реализуется с использованием недобросовестных методов, что, в ряде случаев, сопровождается деятельностью, нарушающей нормы международного права и национальное законодательство стран. Это выражается в условиях труда работников, задействованных в проектах, дезинформации общественности, склонении национальных властей стран-участниц к коррупционным проявлениям и к заключению с китайскими партнёрами «хищнических» (обусловленных) контрактов. В контексте противодействия инициативе «Пояс и путь» осуществляемая Соединёнными Штатами деятельность носит декларативный и, отчасти, запоздалый характер, на сегодняшний момент практически не подкрепляется конкретными действиями и сводится к дискредитации китайских проектов. Реализация же инициативы «Пояс и путь», предложенной Китаем в 2013 г., основана на системе межгосударственного стратегического планирования, осуществляемого через сопряжение национальных стратегий развития и государственных программ.

97-110 130
Аннотация

В статье рассматривается государственная антикоррупционная политика и её роль в системе отечественного воспитательно-образовательного процесса, актуальность создания и внедрения предлагаемой автором единой государственной антикоррупционной воспитательно-образовательной программы (ЕГАВП) по предупреждению коррупции и коррупционных преступлений в России, которую необходимо проводить через отечественную образовательную систему. Здесь же обосновывается целесообразность внедрения такой программы в российский образовательный процесс и исследуются основные проблемы, стоящие на пути снижения уровня коррупции в данной социальной сфере.

ПРАВО 

111-123 112
Аннотация

Суть идеи «Всеобъемлющего евразийского партнёрства», озвученной в 2016 году, – усилить интеграционное взаимодействие между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и государствами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), соответствующими международными организациями и прочими интеграционными объединениями в регионе. В итоге должна быть создана региональная зона свободной торговли и свободная инвестиционная зона с участием ЕАЭС и государств-членов ЕАЭС. Главным нормативным регулятором этого процесса выступают международные договоры и мягкое право, и сама направленность такой интеграции объясняется созревшим международным правосознанием и происходящей перестройкой современного международного правопорядка. В статье раскрывается, какими практическими действиями и с каким нормативным инструментарием ЕАЭС идёт к Большому евразийскому партнёрству (БЕП) и какие заделы международно-правового регулирования этого движения остаются недостаточно использованными. Большое евразийское партнёрство рассматривается не только как обширная общая зона свободной торговли, где идёт либерализация (устранение) таможенных тарифов на товары взаимной торговли; это ещё и свободная инвестиционная зона, где должны устраняться барьеры на пути прямых инвестиций и инвесторов. Движение в сторону БЕП в АТР идёт пока, главным образом, на двустороннем уровне – за счёт вступления в соответствующее интеграционное объединение отдельных государств (т.е. путём расширения численного состава) и подписания с такими государствами соглашений о зонах свободной торговли. Показано, что главными международно-правовыми инструментами для сближения/сопряжения интеграционных блоков являются принцип наибольшего благоприятствования и исключения из него, а также принцип предоставления национального режима. В ходе региональной интеграции складываются новые международно-правовые договорные нормы и принципы, обычаи, целые институты международного права экономической интеграции, в частности «право ВРЭП», «право ТТП», «право АСЕАН» и т.д. Формируются будущие отрасли международного права, например, «международное социальное право», «международное цифровое право» и др. И в рамках ЕАЭС в целях сопряжения с другими интеграционными объединениями данное обстоятельство следует учитывать.

124-139 106
Аннотация

Статья посвящена хотя и взаимосвязанным, но самостоятельным проблемам, практически не подвергавшимся исследованию в советском и постсоветском уголовном праве: наименованию отрасли права, его истокам и толкованию; понятию и характеристике уголовного права как отрасли права и как отрасли науки, предмету и методу последней в творческом наследии криминалистов России XIX в. Проанализированы взгляды М. В. Духовского, В. В. Есипова, А. Ф. Кистяковского, А. А. Пионтковского (отца), П. П. Пусторослева, Н. Д. Сергеевского, Г. И. Солнцева, В. Д. Спасовича, Н. С. Таганцева, М. П. Чубинского и др. На основании проведённого исследования сделан вывод о том, что в российской доктрине уголовного права сформировались два подхода к определению науки уголовного права: широкий и узкий. Содержание науки уголовного права было подчинено её практической цели – дать руководство к правильному пониманию и применению, критике и составлению уголовного закона.

140-152 99
Аннотация

В статье рассматриваются проблемы понятия и юридической природы обязательства, возникающего из действий в чужом интересе без поручения, которое автор определяет как внедоговорное и охранительное, в рамках которого реализуются меры защиты. Автор исследовал историю возникновения обязательств, возникающих из действий в чужих интересах без поручения, известных ещё со времён римского права, но получивших должное законодательное закрепление только в действующем Гражданском кодексе Российской Федерации. Действия в чужом интересе без поручения подразделяются на фактические, признаваемые юридическими поступками, и юридические, которые автором квалифицируются как сделки. К фактическим действиям в чужом интересе без поручения относятся и действия, совершаемые в целях спасания жизни и (или) здоровья гражданина, о необходимости правового регулирования которых, а также обязательств, из них возникающих, неоднократно упоминалось ещё в советской цивилистической литературе. На основе анализа судебной практики рассматриваются условия, которым должны соответствовать действия в чужом интересе без поручения, необходимые для возникновения рассматриваемого обязательства. В статье делается вывод, что одобрение действий действующего лица (гестора) заинтересованным лицом (доминусом) преобразует внедоговорное охранительное обязательство в договорное регулятивное. При этом одобрение действий гестора рассматривается в статье как односторонняя сделка, одностороннее волеизъявление доминуса. Обязанности доминуса по возмещению понесённых гестором убытков существуют независимо от одобрения или неодобрения им предпринятых гестором действий, а также независимо от того, достигнут или не достигнут положительный результат. Отмечается, что неодобрение доминусом предпринятых гестором действий влечёт за собой отказ в возмещении гестору понесённых им расходов и иного реального ущерба только на будущее время в отношении действий, которые будут совершены уже после их неодобрения.

153-165 241
Аннотация

Искусственный интеллект активно используется во многих сферах человеческой жизни. Использование систем искусственного интеллекта повышает эффективность деятельности, снижает издержки и увеличивает производительность. Предполагается, что такое продуктивное средство в скором времени будет активно использоваться в преступных целях. В статье проводится анализ понятия «искусственный интеллект» и его отличительных характеристик. Автор приходит к выводу, что современные системы искусственного интеллекта обучаются, а не программируются, что снижает целесообразность возложения ответственности на программиста за вред, причинённый такими системами. В работе анализируются свойства искусственного интеллекта, которые могут влиять на степень общественных деяний, совершенных с его использованием. Среди таких свойств автор выделяет автономность как способность интеллектуальных систем действовать и принимать решения независимо от человека. Другим характерным свойством современных систем искусственного интеллекта является непрозрачность. Непрозрачность может проявляться как недоступность алгоритмов, исходного кода, обученной нейронной сети или её архитектуры в связи с их правовой охраной как интеллектуальной собственности или государственной тайны. Непрозрачность обусловлена тем, что понимание программного кода и архитектуры систем искусственного интеллекта требует специальных знаний и навыков. Кроме того, понимание работы некоторых систем лежит за гранью человеческих возможностей. Анализ показывает, что использование систем искусственного интеллекта повышает степень общественной опасности преступного деяния. Во-первых, использование интеллектуальных систем создает у преступника чувство безопасности при совершении преступлений посредством искусственного интеллекта. Между злоумышленником и потерпевшим есть своеобразный буфер в виде компьютерной программы. Преступник для совершения общественно опасного деяния не контактирует с жертвой. Анонимность и обезличенность при использовании интеллектуальной системы преступником позволяют выдать себя за другого человека, скрыться от правосудия, остаться вне общественного порицания и осуждения.

166-181 139
Аннотация

Статья посвящена категории «правовая определённость», которая занимает важное место в юридической аргументации при принятии своих решений Конституционным Судом Российской Федерации. В статье обзорно приведены сложившиеся в российской юридической науке подходы к пониманию правовой определённости. Институциональное развитие конституционного контроля в связи с принятием Конституции Российской Федерации в 1993 г., влияние практики Европейского Суда по правам человека, обмен опытом с органами конституционного правосудия зарубежных стран привели к развитию способов и приёмов юридической аргументации, в том числе идее правовой определённости. Авторы статьи выясняют содержание и значение правовой определённости в аргументации Конституционным Судом своих правовых позиций. Основное предназначение правовой определённости заключается в предотвращении произвольного толкования и применения правовой нормы, защиты прав участников соответствующих правоотношений и неизменность их правового статуса. Тем не менее, явление правовой определённости не ограничивается указанным содержанием. В результате проведённого исследования авторы приходят к выводу, что понятие правовой определённости рассматривается Конституционным Судом в различных, но взаимосвязанных значениях (в частности, «принцип», «требование», «состояние», «степень» и др.). Содержание правовой определённости как принципа включает в себя такие требования, как формальная опредёленность, предсказуемость правового регулирования и предвидение правовых последствий, стабильность и свойство «res judicata». Авторы подчёркивают, что категория «правовой определённости» имеет перспективы выхода за пределы конституционного правосудия и использования как в правотворческой деятельности, так и в практике других судов.

182-199 95
Аннотация

Бассейн реки Меконг и её притоков находится на полуострове Индокитай и объединяет территории шести государств. Меконг в своём верхнем течении (т.н. «Верхний Меконг») протекает по территории Китая (16%) и Мьянмы (2%), а в нижнем течении (т.н. «Нижний Меконг») – по территории Лаоса (35%), Вьетнама (11%), Камбоджи (18%) и Таиланда (18%). Соглашение по реке Меконг 1995 г. является единственным международным актом регионального характера, регулирующим совместное использование реки Меконг, в рамках которого учреждена Комиссия реки Меконг – главный международный институциональный механизм сотрудничества между прибрежными государствами. При этом только государства Нижнего Меконга сотрудничают в рамках многостороннего Соглашения 1995 г., а Китай и Мьянма предпочитают двухсторонние договоренности, что усложняет процесс координации по разным аспектам, таким как: производственная безопасность, доступ к чистой питьевой воде, экологическая безопасность, борьба с изменением климата, предотвращение и смягчение последствия стихийных бедствий и другие вопросы. Учитывая, что по территории Мьянмы протекает всего 2 % Меконга, то наибольший интерес вызывает именно анализ позиции Китая, который как самый мощный игрок в регионе осуществляет собственную внешнюю политику под названием «мягкая дипломатия» по всем направлениям, включая водный сектор. Благодаря выгодному географическому положению Китай активно эксплуатирует реку Меконг и её ресурсы, строит ГЭС на главном течении и притоках. Опираясь на принцип суверенного права над всеми водными ресурсами на его территории, Китай старается решать все разногласия и противоречия с соседними государствами исключительно на основе двухсторонних переговоров без вмешательства третьих сторон. Вместе с тем нужно отметить, что в последние годы Ки тай делает небольшие шаги для укрепления доверия и сотрудничества между государствами бассейна реки Меконг, так с Комиссией реки Меконг были заключены соглашения о предоставлении гидрологической информации, а также учреждены механизмы сотрудничества в бассейне Ланьцанцзян-Меконг. Следует отметить, что привлечение Китая к полному участию в общем международно-правовом режиме использования вод Меконга является критически важным. Всестороннее доверие может помочь устранить разногласия между всеми прибрежными государствами на основе взаимной выгоды и обмена информацией, что поможет обеспечить региональную безопасность и политическую стабильность в регионе.

200-212 88
Аннотация

В статье рассматриваются уровень и динамика преступности в Российской Федерации и регионах с наибольшими и наименьшими приростами преступности в 2020 г. На основе анализа основных показателей преступности устанавливаются характерные её особенности в стране и в регионах в период пандемии коронавирусной инфекции. Для исследования были использованы официальные сайты правоохранительных органов Российской Федерации и её субъектов. Автор, анализируя уровень и динамику преступности, приходит к выводу о трансформации её в период пандемии в сторону преступности, совершаемой с использованием цифровых технологий и мошенничества. Проблема роста компьютерной преступности, её высокотехнологичный, транснациональный, организованный и латентный характер требуют от государства выработки принципиально новых подходов для борьбы с данным явлением. Автор тщательно анализирует негативный сценарий развития экономической ситуации в России в период пандемии и предлагает ряд мер по предупреждению и минимизации вредных последствий для общества и государства. В частности, повысить прозрачность экономики, потребовав от бизнеса тщательного соблюдения норм антимонопольного, налогового и таможенного законодательства; контролировать реализацию федеральных и региональных программ по предупреждению преступлений; ускорить разработку и внедрение передовых методик выявления и раскрытия преступлений в сфере высоких технологий, предусмотреть уголовную и административную ответственность, с принятием соответствующей правовой нормы, за искусственное создание дефицита и необоснованное поднятие цен на товары первой необходимости, а также лекарственные препараты и медицинское оборудование при чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1813-3274 (Print)
ISSN 2499-9474 (Online)