Preview

Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право

Расширенный поиск
№ 2-3 (2017)
7-24 12
Аннотация
В статье рассмотрены тенденции развития экономики расширенного АТР на основе обеспеченности человеческого капитала материальными активами. Под расширенным АТР понимается совокупность традиционных государств АТР, а также Россия, Тихоокеанские страны Северной и Южной Америки, т.е. страны Тихоокеанского кольца. Широко распространённая точка зрения на регион как место сосредоточения быстрорастущих экономик не подтверждается статистикой. Рост национального богатства стран АТР идёт медленно. Человеческий капитал является крупнейшей частью национального богатства. Его исследование позволяет составить представление о будущих преобразованиях материальной экономики и возможностях управления этими преобразованиями. В 1990 г. лидерство среди стран АТР в обладании человеческим капиталом принадлежало США. Вторым по значимости центром сосредоточения человеческого капитала была Япония. За последние 25 лет ситуация изменилась. Произошло перераспределение человеческого капитала, которое привело к формированию полицентрической модели. Человеческий капитал, как потенциальная способность людей превращать окружающий мир в экономику, реализует эту свою способность в приложении к материальному миру - активам, основным фондам материальной экономики. В этом контексте обеспеченность человеческого капитала материальными активами (отношение стоимости человеческого капитала к основным фондам) является важным фактором обеспечения роста экономики. Доходы, генерируемые экономикой АТР, растут медленнее, чем стоимость основных фондов. Доходность совокупных основных фондов стран региона медленно снижается и может привести к обесцениванию основных фондов. Возможностью для преодоления этой неблагоприятной тенденции мог бы стать совместный поиск новой инвестиционной парадигмы, непривязанной к доходности материальных активов. В качестве одной из гипотез такой парадигмы могла бы стать идея совместного инвестирования в человеческий капитал в рамках АТЭС. Сопоставление динамики изменения стоимости совокупного человеческого капитала и материальных активов (основных фондов) проявляет картину устойчивой корреляции периодов кризисных явлений с моментами переизбытка совокупного человеческого капитала в АТР. В результате можно предположить, что очередное масштабное замедление экономики АТР может произойти в 2018-2019 гг.
25-37 14
Аннотация
На прошедшем в конце 2016 г. в Перу очередном саммите АТЭС стороны в очередной раз обсуждали идею создания в регионе полноценного интеграционного объединения - Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ) на основе Дорожной карты, предложенной китайской стороной в 2014 г. Цель настоящего исследования состоит в количественной оценке «интеграционного потенциала» АТЗСТ в рамках двух возможных сценариев: 1. Интеграция 20 стран АТЭС, кроме России; 2. Интеграция в формате 25 стран АТЭС+ЕАЭС. В работе для каждого из двух сценариев приведены анализ зависимости ВВП и ВНД стран-участниц от объёмов внутрирегиональных торговых потоков, количественная оценка процентного изменения ВВП и ВНД стран-участниц при изменении внутрирегионального экспорта на 1%, оценка различий в уровне тарифного регулирования. Подобный методологический подход позволяет не только оценить «интеграционный потенциал» объединения, в целом, но и выявить «интеграционную мотивацию» каждого отдельного участника. В результате был проведен сравнительный анализ «интеграционного потенциала» объединений в рамках двух предложенных сценариев, выявлены страны, которые в наибольшей степени могут быть заинтересованы в реализации интеграционного сценария, а также дан прогноз относительно вероятного «качества» потенциального интеграционного объединения. Было установлено, что из двух рассмотренных сценариев - АТЭС (20) и АТЭС+ЕАЭС (25) - относительно более вероятным выступает первый, в первую очередь, из-за сравнительно более низкой «интеграционной мотивации» стран-членов ЕАЭС. При этом, в случае создания независимого полноценного интеграционного объединения в составе 20 государств-участников АТЭС, качество нового соглашения о торговле товарами может оказаться относительно более низким. Сельское хозяйство может быть либо выведено из-под действия норм соглашения, либо для них может быть предусмотрен более длительный переходный период, отсроченная либерализация с учётом интересов стран-членов соглашения.
38-47 11
Аннотация
В статье представлена попытка проанализировать социально-экономическую ситуацию в Корее с точки зрения задач новой администрации страны, оценить перспективы российско-корейского сотрудничества после прихода к власти Мун Чжэина. Предвыборная экономическая платформа нового президента Кореи Мун Чжэина, избранного в результате внеочередных выборов в мае 2017 г., строилась как вокруг острых политических вопросов, так и вокруг актуальных экономических задач, продвинуться в решении которых предыдущему руководству страны не удалось. Корейскому обществу угрожает старение населения, которое не только является вызовом для традиционной экспортной стратегии Республики Корея, но и фактором снижения и реструктуризации внутреннего спроса, к которому в условиях нестабильности внешних рынков приспособиться весьма непросто. Наряду со старением населения актуализируются и другие экономические проблемы: безработица молодежи, слабость и зависимое положение малого и среднего бизнеса, застой в судостроительной отрасли, рост цен на недвижимость. От нового президента Республики Корея ожидают резких, кардинальных решений, которые бы сдвинули с мёртвой точки внутренние социальные и экономические проблемы. Наряду с этим большое значение в предвыборных дебатах 2017 г. было отдано внешнеполитическим и внешнеэкономическим вопросам, затрагивающим отношения Республики Корея с КНДР, США, Китаем, Россией. Как в РК, так и в России высоки ожидания позитивного развития российско-корейского экономического сотрудничества после застоя, который стал характерен для их отношений в период нахождения у власти в Южной Корее консерваторов. По мере формирования экономической платформы президента Мун Чжэина, предпосылки увеличения заинтересованности в развитии отношений с Россией становятся всё более очевидными.
48-58 6
Аннотация
В статье рассматривается возникновение и развитие арктической стратегии Китая. Подчеркиваются попытки Китая воздействовать на страны Арктики посредством ученого сообщества. В ученой среде китайских исследователей уже четко укоренилась концепция, рассматривающая Китай как «почти арктическое», или «приарктическое» государство. Исследователи из КНР в своих научных работах активно обосновывают статус Арктики как объекта международного права, в то время как сам Китай выстраивает двусторонний формат сотрудничества с приарктическими и арктическими странами, а также активно принимает участие в международных арктических организациях. В работе анализируется стратегия Китая по выстраиванию отношений со странами Арктики. Фактически политика Китая разделила арктические и приарктические страны на две группы: страны, которые заинтересованы в присутствии Китая в Арктике, и страны, которые не хотели бы видеть Китай в роли серьезного игрока. Арктическая стратегия Китая до конца еще не сформирована, однако в последнее десятилетие отчетливо вырисовывается общий вектор ее направленности. Главными приоритетами Китая в Арктике в ближайшие десятилетия будут: освоение Северного морского пути, получение доступа к углеводородным запасам Арктики, изучение последствий изменений климата в Арктике для КНР. Посредством расширения инвестиционных проектов в странах Арктики Китай заложил основы своего влияния на регион. Не предъявляя открытых претензий на обладание Арктикой, правительство Китая постепенно наращивает свое экономическое, научно-техническое присутствие в ней. В настоящий момент через ряд крупных проектов КНР имеет возможность осуществлять экономическое давление на регион с целью достижения целей своей арктической стратегии.
59-69 10
Аннотация
Происходящее в последние годы существенное снижение темпов роста мировых грузоперевозок, особенно в контейнерном секторе, вызванное замедлением развития мировой торговли товарами и избытком дедвейта контейнеровозов, привело к обострению конкуренции среди грузоперевозчиков и ухудшению финансовых результатов их деятельности. Даже компании - лидеры мирового рынка морских контейнерных перевозок ощутили изменение конъюнктуры не в пользу продавцов транспортных услуг. Ухудшились финансовые показатели и одной из крупнейших в России транспортно-логистических компаний Транспортной группы FESCO. В статье представлены результаты сравнительной оценки конкурентоспособности FESCO и трёх крупнейших в мире морских перевозчиков контейнерных грузов: Maersk, CMA CGM и APL. Все четыре компании - транснациональные, их деятельность диверсифицирована в сфере разных видов транспорта и его инфраструктуры. Основной доход компаниям приносят грузоперевозки. У всех компаний в период 2011-2015 гг. морские грузоперевозки были либо убыточны, либо низко рентабельны, и основную прибыль им приносила деятельность других подразделений. Расчёты показателей конкурентоспособности по выборке на основе динамического метода позволяют сделать следующие выводы. Наиболее стабильное положение у Maersk и CMA CGM. В 2015 г. наибольшей конкурентоспособностью обладает CMA CGM, на втором месте - APL и Maersk. FESCO, находясь на первом месте в группе в 2011 г., в 2015 г., переместилась на последнее, снизив показатель на 0,42 пункта, и существенно уступает конкурентам. Принимаемых в компании мер по оптимизации затрат пока недостаточно. Положение FESCO усугубляется внутриэкономическими факторами: замедлением темпов экономического развития в стране, ослаблением курса рубля, снижением покупательной способности. В настоящее время компания находится в ситуации неопределенности и сомнений в возможности осуществлять свою деятельность непрерывно.
70-80 9
Аннотация
Одна из основных проблем российского Дальнего Востока (РДВ) - малонаселённость, которая после провозглашения перестройки стала ещё наиболее уязвимой по причине упразднения предыдущей модели развития региона и увеличения миграционных потерь населения. С начала 90-х годов XXI в. на РДВ утрачены основные социальные гарантии. Сокращены и убраны социальные преференции, компенсирующие дискомфорт проживания в суровых климатических условиях. Постоянно усиливается ухудшение условий проживания на население. Цены растут без прозрачно видимых на то причин. Происходит формирование сетевых супермаркетов - фактически монопольных торговых структур, которые формируют свой слой покупателей с высоким уровнем цен на товары, особенно на деликатесы: икру, крабы, креветки и т.п. Всё, что не реализуется по высоким ценам, идёт на экспорт. Основная масса населения благодаря тому, что власть только наблюдает за происходящими процессами, отсечена от многих товарных групп. В рыбном регионе население не может потреблять лососевые рыбы по доступным ценам. Организуемые администрацией территории продуктовые фермерские ярмарки недостаточно продуктивны. В первую очередь, это связано с тем, что на них сложно найти истинных первичных фермеров, производителей и приобрести товар качественный и недорогой. Основной массе населения региона в совокупности ограничен доступ: - к объектам создаваемой правительством социальной инфраструктуры (спортивным сооружениям, медицине, театрам и т.п.); - к качественным продовольственным товарам; - к рабочим местам в силу их отсутствия или требующим низкой квалификации, соответственно, с низкой оплатой и т.д. В РДВ сформировалась устойчивая отрицательная тенденция: основная масса выбывающих переселенцев - это население в трудоспособном возрасте с более высоким уровнем высшего и профессионального образования, по сравнению с прибывающими в регион переселенцами. Переломить сложившуюся тенденцию достаточно сложно, особенно в районах, относящихся к территориям с повышенными экстремальными условиями проживания и низкой социальной защищенностью. К таким относятся и регионы Дальнего Востока России, в которых коэффициент социальной защищенности (отношение среднедушевых денежных доходов к величине прожиточного минимума) меньше относительно Москвы в 1,8 раза, в целом по отношению к регионам России - в 1,2 раза. Фактически отсутствует эффективная обратная связь, которая учитывала бы мнение всех слоев населения относительно проводимых преобразований на Востоке России. Амбициозные люди с отсутствием должного опыта руководства и достаточных фундаментальных знаний, прорвавшиеся во власть, просто не способны к решению современных проблем, требующих системных решений. Это прослеживается в неэффективности принимаемых программных решений. Для закрепления населения на Востоке страны требуются большие преобразования, они быстро не решаются. Одно из первых, требующих незамедлительного решения, - населению РДВ нужна достойная работа с достойной заработной платой. Следовательно, должна решаться системная задача создания межотраслевых производственных комплексов на базе интеграции существующих и новых производств регионов РДВ, в первую очередь, южных регионов. В статье предлагается перечень поэтапных задач, решение которых, по мнению автора, будет содействовать перелому ситуации в регионе.
81-93 10
Аннотация
В статье проводится анализ действующей спортивной инфраструктуры Приморского края. Даётся оценка о готовности развития на её основе спортивной индустрии, в условиях благоприятной экономической ситуации, характеризующейся принятием Федеральных законов «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» и «О свободном порте Владивосток». Индустрия спорта занимает высокие позиции в современной мировой экономике, её доходы исчисляются миллиардами и растут с каждым годом, в то время как доходы Российской спортивной индустрии не превышают 10 млн рублей в год. Отсутствие современных методик статистического учета осуществляемой деятельности в сфере спорта, четкой стратегии развития приоритетных видов спорта, несогласованность государственного управления и корпоративного менеджмента, все негативно отражается на становлении экономики спортивной индустрии России, приводя к соответствующим потерям и упущенной выгоде. В сложившейся ситуации, вопрос развития спортивной индустрии в нашей стране является актуальным и востребованным. В качестве решения, предлагается проследить динамику развития спортивной инфраструктуры в регионе, имеющем экономические преференции и оценить его перспективы. В работе определена результативность выполненных государственных программ по развитию спортивной инфраструктуры. Получены кривые роста, отражающие динамику изменения числа спортивных сооружений по каждому виду. На их основе построен прогноз динамики числа спортивных сооружений до 2020 года, с учетом распределения усилий по развитию отдельных видов спортивных сооружений от общего числа. В результате, дана оценка стадии развития спортивной инфраструктуре и её готовность к переходу на индустриальный уровень. Предложены пути развития спортивной инфраструктуры Приморского края до самостоятельной индустрии, обладающей соответствующей экономической рентабельностью и способствующей социально-экономическому развитию региона.
94-105 18
Аннотация
Развитие парламентаризма и представительной демократии на современном этапе требует повышенного внимания исследователей, глубокого сравнительно-правового анализа места и роли парламентария в системе публичной власти. Роль народных избранников в политической жизни общества и государства велика, их главная задача состоит в том, чтобы в законах закрепить интересы и волю большинства граждан, что выражает сущность депутатского мандата. Именно поэтому конституционный институт народного представительства неразрывно связан с правовым статусом парламентария. Наличие в государстве эффективного парламента и достойного, позволяющего решать сложные задачи правового положения депутата - важнейший критерий реальности демократического конституционного строя. Особое значение организации и деятельности парламента и законодателей предопределяет необходимость исследования теории и практики различных аспектов парламентской работы в государствах Азиатско-Тихоокеанского региона, которые представлены и странами с уже исторически сложившимся конституционализмом (такими как Российская Федерация, США, Япония, Канада), и государствами, не так давно получившими независимость (Сингапур, Восточный Тимор, Фиджи). Дальнейшее изучение, учет и рациональное заимствование положительного опыта правового регулирования разных сторон статуса парламентариев и эффективной практики их работы будут способствовать развитию парламентаризма и оптимизации деятельности парламентов. Серьёзное влияние на социально-политическую природу статуса депутата оказывает депутатский мандат как средство взаимоотношений депутата с избирателями, которые делегировали свою суверенную волю на осуществление государственной власти. Особый интерес в этой части представляет соотношение понятий свободного и императивного депутатского мандата, поскольку зависимость депутата от выдвинувших его политических партий, иных лиц, интересы которых после избрания активно лоббируются в парламенте, создают серьёзные проблемы и противоречия. Нет в конституционном праве единого мнения относительно структурных элементов статуса депутата, что предполагает необходимость дальнейшего исследования правового положения парламентариев и совершенствования правового регулирования, создания механизмов реализации отдельных его элементов.
106-117 14
Аннотация
Статья посвящена современному состоянию уголовной политики Республики Корея в сфере противодействия подростковой преступности. Рассматривается структура законодательства Республики Корея об уголовной ответственности несовершеннолетних преступников. Автор подтверждает тезис о том, что законодательство Республики Корея, направленное на борьбу с преступностью несовершеннолетних и её предотвращение, в достаточной мере обособлено от общего уголовного законодательства и представляет собой формирующуюся отрасль ювенального права и правосудия. Выделяются основные начала уголовного права несовершеннолетних: ориентация на делинквента; особое внимание к проблемам воспитания подростка; связь правовых мер воздействия с комплексом мер социальной профилактики и реабилитации. Проанализированы последние изменения в корейском законодательстве, касающиеся правонарушений подростков и их защиты от противоправного поведения: снижение, согласно специальному закону, возраста ответственности подростков до 10 лет, введение комплекса мер безопасности (защитных мер, применяемых к делинквентам в дополнение или взамен уголовно-правового воздействия). Особое внимание уделяется сложившемуся в стране гуманистическому подходу в воздействии на подростковую преступность (судебные отделы по делам несовершеннолетних и Семейный суд, защитные меры, социальный контроль и т.п.). Проанализирован комплекс законодательных норм, направленных на профилактику подростковой преступности, в особенности деятельности общественных формирований в данной сфере, а также виктимологической профилактики. Автор полагает, что внедрение в российскую практику широко апробированного в Республике Корея института пробации, формирование общественных организаций в сфере предотвращения преступности несовершеннолетних является необходимым и закономерным. На основе проведённого анализа сделан вывод о наличии позитивного опыта Республики Корея, полезного как для российского законодателя, так и для правоприменителя.
118-131 9
Аннотация
Статья посвящена изучению нормативно-правовой базы деятельности религиозных систем в современном Китае. Цель статьи - рассмотреть содержание основных законодательных актов, включая Конституцию КНР 1982 г., регулирующих государственно-церковные отношения в этой стране. В статье рассмотрены новые формы и методы работы КПК и правительства с верующими, их участие в общественной жизни страны. Политика в отношении религии проводится не только собственно законодательными и правовыми актами, но и решениями и постановлениями органов исполнительной власти, а также директивными указаниями высших партийных инстанций, установками и указами лидеров КПК, председателя Госсовета КНР. Автор отмечает некоторую узость и противоречивость отдельных документов, отражающих непростые отношения основных конфессий Китая с властями. Потребности повседневной административной практики со всей остротой поставили на повестку дня китайского общества вопрос о необходимости принятия особого закона о религии. Его необходимость вызвана отсутствием в КНР цивилизованных юридических норм, определяющих права и взаимные обязанности верующих и властей. В этом законе о религии должны быть чётко зафиксированы положения, определяющие рамки легитимной религиозной деятельности, а также различия между «религиями» и «суевериями». Китай объединяет в себе множество уживающихся вместе религиозных конфессий, и нет ни одного господствующего религиозного течения. Автор приходит к выводу: чем дальше Китай будет идти по пути демократических реформ, открытости и гласности, тем прочнее и надежнее будет формироваться нормативно-правовая база религиозной деятельности.
132-142 14
Аннотация
Предметом настоящего исследования является уголовное законодательство различных стран мира (но прежде всего - государств АТР) об ответственности за наркопреступления. Вместе с общими принципами, закрепленными международно-правовыми документами, в наркополитике различных государств сохранились определенные особенности каждого из них в зависимости от традиций и сложившихся обычаев, культурных ценностей, уровня наркотизации населения, эффективности системы уголовно-правового воздействия и наличия комплекса социальной, психологической и иной помощи в процессе адаптации бывших потребителей и исправившихся наркопреступников. В мире сложилось несколько ярко выраженных подходов к построению уголовного законодательства, направленного на борьбу с наркопреступностью: от самого жесткого и сурового, предусматривающего смертную казнь и пожизненную изоляцию от общества за незаконные операции с наркотиками, до мягкого и лояльного, включающего небольшие штрафы и минимальные сроки лишения свободы или исправительных работ. Есть и группа государств, занимающих промежуточную позицию. Первая группа представлена государствами с наиболее мягким, иными словами, либеральным законодательством. К данной группе относятся такие государства, как Королевство Нидерланды (Голландия), Испания, Швейцария. Ко второй группе относятся страны с наиболее строгим законодательством, содержащим повышенную ответственность за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков вплоть до смертной казни, пожизненного лишения свободы, применения каторжных работ и телесных наказаний. К ним относятся: Китай, Республика Корея, Таиланд, Иран, Пакистан, Малайзия, Нигерия, Сингапур, Саудовская Аравия. В третью группу государств входит большинство других стран мира: Франция, Бельгия, Швеция, Люксембург, США, Великобритания, Россия и др. Проведенный анализ уголовного законодательства об ответственности за наркопреступления показывает, что в разных странах АТР это законодательство не только обладает общими чертами, но и имеет свою специфику. Отдельные приемы и способы борьбы с наркопреступностью, входящие в арсенал уголовно-правовых мер воздействия на эту разновидность антиобщественного поведения и предусмотренные законодательством стран АТР, могут быть восприняты и использованы законодателем России.
143-152 24
Аннотация
В статье представлен опыт установления уголовной ответственности за киберпреступления в Малайзии. Путь борьбы данной страны с киберпреступлениями крайне интересен для изучения, так как Малайзия успешно справляется со многими вызовами преступности в современном мире и в то же время является одним из мировых лидеров по уязвимости для международных кибератак. В работе изучены современные источники уголовно-правовых норм, по которым привлекаются к уголовной ответственности киберпреступники, а также исследуется, как эти источники соотносятся друг с другом. Опыт Малайзии, в сравнении с российским, может быть полезен и для отечественного законодателя, а также для координации борьбы с киберпреступностью между двумя странами. Сравнительный анализ может быть полезен и для выявления недостатков российского законодательства и нахождения способов решения проблем в вопросах уголовно-правовой борьбы с киберпреступностью. Анализ Малазийского уголовного законодательства показал, что существует около десятка источников уголовно-правовых норм, принятых в разное время, по которым могут привлекаться киберпреступники. Такая ситуация порождает многочисленные коллизии между нормами и создает трудности для их применения. Эти и некоторые другие факторы приводят к тому, что вновь принятые против киберпреступлений законы редко применятся судами и другими правоприменителями. В тоже время традиционные источники уголовно-правовых норм, такие как, например, Малазийский кодекс наказаний, не предназначены для борьбы с новой высокотехнологичной преступностью, не учитывают особенностей подобных деяний и используют устаревшую терминологию, но активно применяются судами.
153-172 231
Аннотация
В статье рассматриваются качественные и количественные характеристики террористических угроз в Юго-Восточной Азии. Изучается специфика деятельности наиболее опасных террористических организаций в Таиланде, Индонезии и на Филиппинах, а также анализируется статистика террористической преступности в этих странах. Обосновывается вывод о том, что террористические организации в Юго-Восточной Азии в зависимости от мотивационного фактора преступной деятельности дифференцируются на национально-сепаратистские и исламистские террористические организации. Национально-сепаратистские организации представляют собой такие политические объединения, группировки и движения, которые стремятся к выходу какой-то части страны из состава единого государства с последующим созданием своего государства, либо эти организации выступают за создание национальных автономий без сецессии. Исламистские террористические организации выступают за проведение джихада и создание исламского государства, существующего по религиозным канонам и функционирующего как теократическая система власти. Аргументируется тот факт, что, хотя удельный вес террористической преступности в Юго-Восточной Азии по отношению к мировым показателям в период 2000-2015 гг. составляет 8,5 % (фактически занимает четвёртое место после Ближнего Востока, Африки и Южной Азии), в то же время существуют скрытые террористические угрозы, которые проявляются в распространении радикальных исламистских идей и существовании локальных политических конфликтов в таких странах, как Таиланд, Индонезия и Филиппины. В статье также делается предположение о вероятном распространении влияния террористической группировки «Исламское государство» в этом регионе, но при этом эскалации политического насилия по сценарию Сирии и Ирака не происходит, так как региональная безопасность характеризуется устойчивостью политических режимов, стабильностью социальных отношений и отсутствием религиозно-культурных факторов, способствующих интенсивному развитию политического насилия.
173-184 46
Аннотация
В статье на основе ретроспективного анализа предпринимается попытка рассмотреть особенности формирования и развития института конфискации имущества в уголовном праве Китая. Приводятся положения о конфискации, содержащиеся в уголовных установлениях Древнего Китая, в уголовном законодательстве периода политических реформ в последние годы правления династии Цин, в нормативно-правовых актах периода новодемократической революции, а также положения о конфискации имущества, регламентированные в Уголовном кодекс КНР 1979 г. и в Уголовном кодекс КНР 1997 г. Делается вывод о том, что при сохранении своего концептуального ядра, заключающегося в «отобрании в казну», данное понятие в тот или иной период своего развития расширялось, сужалось и преобразовывалось, а также менялись цели и основания применения данной меры. На первом этапе связь изъятия имущества с обращением в рабство родственников преступника отражала традиционные представления о наказании как возмездии за совершённое преступление. Прогрессивное реформирование цинского уголовного законодательства на основе уголовно-правового опыта зарубежных стран привело к тому, что конфискация не только перестала быть связанной с принципом общесемейной ответственности, но и законное имущество преступника не подлежало конфискации, если оно не имело отношения к совершению преступления. Однако впоследствии конфискация превратилась в одно из средств революционного уголовного права. На сегодняшний день в Китае можно выделить три формы изъятия имущества преступника: общая конфискация, специальная конфискация, специальный порядок конфискации. В статье рассматриваются современные тенденции развития данного правового института в Китае в рамках усиления транснационального характера преступности, необходимости принятия эффективных мер по противодействию терроризму и коррупции, а также с учётом проблемы имплементации международно-правовых норм. В дальнейшем результаты, полученные в ходе данного исследования, могут быть положены в основу комплексного сравнительно-правового анализа института конфискации имущества в уголовном праве России и Китая, а опыт Китая в сфере реализации международно-правовых норм в национальном законодательстве может быть учтён при выработке предложений по совершенствованию правового механизма изъятия имущества, связанного с совершением преступления.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1813-3274 (Print)
ISSN 2499-9474 (Online)