Preview

Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право

Расширенный поиск
№ 4 (2017)
9-17 10
Аннотация
Программно-целевое управление в настоящее время служит важным инструментом социально-экономического развития регионов. Ключевым элементом здесь выступают государственные программы Российской Федерации и её субъектов. Реализуемые на определённой территории, они связывают разные уровни государственной власти, позволяя тем самым сформировать ресурсное обеспечение приоритетных мероприятий. Для совместного решения поставленных задач государственные программы субъектов должны соответствовать целям и задачам государственных программ федерального уровня. На сегодняшний день эта связь проявляется в недостаточной степени. Ввиду особого внимания Президента России к Дальнему Востоку и созданию на нём территории опережающего развития, необходимо стремиться к тому, чтобы государственные программы субъектов имели однонаправленный с государственными программами РФ вектор. В статье рассмотрены основные проблемы формирования государственных программ субъектов и их соответствие целям и задачам государственных программ федерального уровня. Выявлены основные недостатки, негативно влияющие на содержание государственных программ регионов ДФО. Определены основные направления, на которые региональным органам власти необходимо сделать акцент при формировании государственных программ субъектов.
18-31 26
Аннотация
В контексте проблем мировой экономики, связанных с использованием энергоресурсов, особое место отводится возобновляемым источникам энергии. Их развитие в последние десятилетия приняло ускоренный характер в связи с многофакторными кризисными явлениями в энергетике. В структуре возобновляемых источников энергии биотопливо имеет принципиальное значение, так как сочетает в себе не только энергетический и сельскохозяйственный рынки, но и рынок машиностроения и химической промышленности. Однако в настоящее время рост производства биотоплива совпал с самым высоким уровнем цен на основные продовольственные товары. Это, в свою очередь, поднимает вопрос об угрозе продовольственной безопасности. В связи с необходимостью уменьшить зависимость от традиционных источников энергии и обеспечить население достаточным количеством продовольственных товаров возникает конфликт интересов между производством биотоплива и обеспечением продовольственной безопасности. В 2015 г. лидерами по производству биотоплива являлись США, Бразилия и Европейский Союз, при этом на долю США и Бразилии приходилось 70% мирового производства. Немаловажным фактором является и то, что именно Бразилия и США стали первыми странами, где были созданы рынок этанолового биотоплива и индустрия производства биотоплива, сырьём для которой в Бразилии стал сахарный тростник, а в США - кукуруза. Именно поэтому конфликт интересов производства битоплива и продовольственной безопасности рассмотрен на примере двух стран  Бразилии и США. В ходе исследования проведён анализ связей между объёмами производства биотоплива и сельскохозяйственными культурами, являющимися сырьём для его производства. В работе рассмотрена методика вейвлет-когерентности. Определено, что среди всех видов сырья, используемых для производства биотоплива, влияние на его производство оказывает лишь кукуруза. Цена на кукурузу прямо влияет на производство биотоплива, в частности этанола. Для проверки гипотезы о влиянии увеличения производства биотоплива на продовольственную безопасность за счёт увеличения цен биотопливных культур и как следствие продовольственных товаров, в данной статье был проведён эконометрический анализ. В качестве объектов исследования были выбраны Бразилия и США. В результате анализа сделан вывод о том, что увеличение объёмов производства биотоплива не всегда является причиной роста цен на продовольственные товары. Влияние биотопливного рынка на продовольственную безопасность было выявлено только для США.
32-46 11
Аннотация
Организация рыбной промышленности, осуществляющая добычу гидробионтов и производство пищевой продукции, играет важнейшую роль в обеспечении продовольственной безопасности страны и здоровья её населения. Рыбная отрасль также является поставщиком сырья для различных отраслей промышленности. Важнейшую роль добыча морских биоресурсов играет в регионах, прилежащих к морским акваториям. Для государства задачей является обеспечение нормального функционирования и развития рыбной промышленности в целях повышения занятости людей в регионах, насыщения рынка рыбной продукцией и пр.Характер рыбной отрасли как отрасли, изымающей в ходе своей деятельности природный ресурс, обусловливает образование в данной сфере рентного дохода. Задачей государства является его обнаружение и, при необходимости, изъятие для обеспечения сохранности истощаемого ресурса. При установлении государством задачи изъятия рентного дохода это является одним из факторов, определяющих подход к налогообложению предприятий рыбной промышленности и выбору режима управления рыбопромысловой отраслью в регионе.В статье рассматривается особый статус морских ресурсов как возобновляемых, обусловливающий необходимость особого режима управления ими, оценки рыбной ренты в разных условиях изъятия ресурса. Рассмотрены возможные режимы управления рыбопромысловой отраслью, проведена оценка качества текущего режима управления в России с точки зрения рыночной эффективности. Определено направление дальнейших исследований управления рыбопромысловой отраслью с позиции рентного подхода к оценке ресурса.
47-59 27
Аннотация
В статье анализируются экономические, отраслевые и географические диспропорции, сложившиеся в экономике тихоокеанского региона Канады - Британской Колумбии, обосновываются высокие экономические риски, связанные с преобладанием сферы услуг и сырьевых товаров в производстве и экспорте региона, а также высокой экономической зависимостью от США. Выявлены признаки«голландской болезни» в экономике Британской Колумбии, обусловливающие замещение производства и экспорта технологически сложной продукции сырьевыми товарами, а также усиливающей экономическую зависимость от стран, импортирующих в регион готовую промышленную продукцию. Наряду с ростом внешнеторговой задолженности сложившиеся структурные диспропорции приводят к росту внутреннего долга, а также создают угрозу существенного экономического спада в условиях глобального кризиса, как это случилось в экономике Британской Колумбии ранее, в 2009 г. Поскольку экономические диспропорции, сложившиеся в данном канадском регионе, во многом сопоставимы с теми диспропорциями, которые характерны для экономического развития многих российских регионов, то для обеих стран существует единственно эффективный способ их преодоления - проведение структурных реформ с учётом «сравнительных преимуществ» каждого конкретного региона. Канадское правительство предпринимает определенные действия по поддержке инновационной деятельности, осуществляемой в Британской Колумбии. Однако, как отмечается в данной статье, эти действия не будут иметь желаемого эффекта, если они ограничатся только финансированием отдельных инновационных компаний или проектов. При этом формирование новой модели регионального экономического развития на основе структурных реформ и постепенного замещения сырья готовой высокотехнологичной продукцией существенно осложняется доминированием макроэкономической школы, игнорирующей признание специфики регионов, имеющей особенное значение для государств с федеративным административно-территориальным устройством. Прорыв на данном теоретическом направлении является важнейшей предпосылкой для проведения структурных реформ в экономике регионов и преодоления сложившихся в них структурных диспропорций.
60-71 20
Аннотация
В статье проводится анализ основных изменений в стратегии зарубежного инвестирования японских компаний в период 2000-2016 гг. Начало XXI в. ознаменовалось пересмотром внешнеэкономической политики Японии, которая была адаптирована к условиям глобализации и международной конкуренции. Японские компании стали активно осваивать новые рынки и укреплять экономическое присутствие в традиционных странах-партнёрах. В начале 2000-х гг. увеличился объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в связи с ростом зарубежного спроса и благоприятными экономическими условиями в мире. Мировой финансовый кризис 2007-2009 гг. прервал эту тенденцию, однако в последующие годы Япония сумела выйти на прежний уровень зарубежного инвестирования. После аварии на Фукусима-1 в 2011 г. проводится политика активной диверсификации поставщиков энергоресурсов. Основными реципиентами японских инвестиций выступают США, Китай и страны АСЕАН. В последние годы в рамках новой внешнеэкономической стратегии Японии, призванной вывести страну из стагнации, ПИИ приобретают более диверсифицированный характер. Происходит переключение потоков прямых инвестиций с китайского рынка на страны Южной Азии, Европы, Латинской Америки, страны СНГ и АСЕАН, прежде всего во Вьетнам, Камбоджу, Лаос, Мьянму. Россия выступает одним из стратегических поставщиков энергоресурсов для Японии и важным потребительским рынком. Помимо энергетического сектора растут инвестиции Японии в российские сферы финансов, ритейла, автопромышленности и фармацевтики. Особо привлекательным российским регионом для Японии является Дальний Восток в силу своей территориальной близости, разнообразия природных и биоресурсов. Сложившаяся внешнеполитическая ситуация и введение санкций осложнили российско-японское взаимодействие и негативно отразились на инвестиционной активности японского бизнеса на рынке России.
72-78 13
Аннотация
Мировой экономический кризис, снижение цен на нефть и сырьевые товары, нарушение устойчивого спроса на них привели к уменьшению темпов роста мировой экономики. Соответственно замедлились темпы роста мировой торговли. Прогноз экспертов МВФ по улучшению ситуации в 2015 году не сбылся. Общий объём перевозок (за исключением кризисного 2009 г.) носил относительно устойчивый характер. Периодически наблюдалось падение объёмов перевозок нефти и газа. Замедление темпов общих грузовых перевозок морским транспортом в 2006-2012 гг. составило 3,8 %, в 2013-2015 гг. - 3,0 %. Консолидация производственных процессов в рамках географических кластеров производственной активности и т.п. приводят к относительному снижению объёма торговли в расчёте на единицу выпускаемой продукции и, в конечном счёте, - снижению объёмов перевозимых грузов. Процессы, происходящие в мировой экономике, тесно связаны с развитием портового хозяйства, с пропускной способностью портов. Транспортная инфраструктура всегда должна развиваться с опережением относительно формирования грузовой базы. С другой стороны, создание инфраструктуры всегда довольно затратное мероприятие. Следовательно, должны выдерживаться оптимальные пропорции между портовой инфраструктурой и привлекаемой портом грузовой базой. В условиях замедления темпов международных морских перевозок идёт изменение стратегии функционирования портов за счёт освоения ими новых функций путём создания на их территории предприятий по промышленному и торговому сервису и диверсификации услуг. В конце XX в. на территории портов стали создавать промышленные предприятия, входящие в общую организационную структуру порта, но не связанные с ним функциональной деятельностью. Рассмотренные тенденции усложняют решение одной из важных задач для транспортно-логистической деятельности морского порта - прогнозирование для него грузовой базы.
79-91 11
Аннотация
Страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) продвигаются по пути экономической интеграции, снимая все барьеры для свободного перемещения товаров и услуг, рабочей силы и капитала. Проблемы перехода к единой платежной единице Республики Беларусь и Российской Федерации обсуждались уже давно. Идея введения российского рубля на территории обоих государств, возникшая в 2004 г., так и не превратилась в жизнь. С началом функционирования ЕАЭС тема единой валюты стала обсуждаться уже на уровне пяти стран.В статье предложены практические рекомендации по одному из сценариев дальнейшей валютной интеграции . Углубление интеграционных связей в рамках Евразийского экономического союза актуализирует проблему валютной интеграции стран-членов ЕАЭС. Для введения единой валюты в настоящее время существуют препятствия в виде значительных различий в уровне социально-экономического развития стран-партнёров. Поэтому целесообразно введение единой наднациональной платёжной единицы, не разрушающей уже сложившиеся национальные платёжные системы. Наднациональную безналичную денежную систему можно считать переходной ступенью между экономическим и валютным союзом.Целью данной статьи является разработка алгоритма действий по введению наднациональной расчётной единицы, включающей в себя несколько этапов (введение наднациональной расчётной единицы, механизм обменного курса и интервенций, формирование евразийского денежного института). Это позволит странам ЕАЭС получить ряд преимуществ: снизить транснациональные издержки обмена национальной валюты на валюту третьей страны (или СКВ) при расчётах между странами ЕАЭС; высвободить часть СКВ при внутренних расчётах стран ЕАЭС в пользу расчётов в торговле с третьими странами; устранить валютные спекуляции и колебания обменных курсов, т.е. снизить влияние третьих стран на внутренние экономически процессы ЕАЭС; это позволит странам сохранить суверенные денежно-кредитные и валютные политики.
92-106 11
Аннотация
Статья посвящена рассмотрению проблем регулирования государственного контроля в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом в России и Китае. Анализируются различные приёмы и способы мер профилактического воздействия, их законодательного закрепления и места в системе норм двух государств. И в России, и в Китае предусмотрен одинаковый подход к пониманию экстремизма и терроризма как одним из основных социальных опасностей, угрожающих позитивному развитию общества и государства. В статье даётся анализ судебной практики по привлечению лиц к уголовной ответственности судами Китайской Народной Республики и Российской Федерации, выделены особенности лиц, совершающих насильственные террористические преступления, показаны национальные особенности проявления терроризма и экстремизма в Китае. Рассмотрены вопросы закрепления отдельных составов преступлений, носящих террористический и экстремистский характер в уголовном законодательстве Китая и России. В статье отмечается, что помимо уголовно-правовых методов борьбы с террористической и экстремистской преступностью стрáны активно разрабатывают и применяют меры профилактики данных негативных явлений. Показан положительный опыт Китая в разработке отдельных мер предупреждения преступлений. Статья представляет интерес для специалистов по сравнительному праву, исследователей социального развития Китая и России, а также для всех интересующихся уголовно-правовой наукой.
107-117 25
Аннотация
Проблема противодействия коррупции в России остаётся злободневной уже многие годы. Особенно опасны преступные её проявления, так как именно они влекут за собой нарушение нормальной деятельности властных и управленческих структур, подрывают их престиж. Поиски новых форм совершенствования законодательства способствуют тому, что в последние годы учёные стали активно прибегать к изучению зарубежного опыта. Это не только имеет большую познавательную значимость, но и помогает глубже понять собственное национальное право, его сильные и слабые стороны, своеобразие, оригинальность его норм, институтов. В современных условиях возрастает роль развивающихся стран Азиатско-Тихоокеанского региона, правовые системы которых характеризуются многими самобытными чертами. К их числу, безусловно, относится и Япония, которая является, пожалуй, одной из самых развитых стран Дальнего Востока. К тому же современное японское право основано на рецепции как континентально-европейского, романо-германского, так и англо-саксонского права, которое легло на аборигенные правовые традиции. В статье исследуется законодательный опыт противодействия преступным проявлениям коррупции в Японии. На примере трёх японских законодательных актов - Уголовного кодекса Японии, Закона «О предотвращении недобросовестной конкуренции» и Закона «О компаниях» проведён юридический анализ норм, в которых регламентирована уголовная ответственность за коррупционные преступления. Особое внимание уделено вопросам регламентации уголовной ответственности за взяточничество: не только за получение и дачу взятки, но и за её передачу третьему лицу, а также за посредничество в получении взятки. Анализ тенденций развития законодательных установлений, направленных на противодействие коррупции в Японии, будет способствовать реформированию российского антикоррупционного законодательства в части устранения имеющихся законотворческих изъянов в описании коррупционных преступлений.
118-128 17
Аннотация
В статье предложен сравнительно-правовой анализ института умышленного причинения смерти в общем праве и его отличие от института убийства в уголовном праве Российской Федерации. Разница между двумя предлагаемыми к исследованию правовыми системами формирует давний интерес ученых. Существенные различия не только между законодательной структурой, а также внутренней структурой аналогичных по названию нормативно-правовых актов, но, прежде всего, между сущностями права, делает такой сравнительно-правовой анализ высоко актуальным. Используя институт умышленного причинения смерти как пример постоянно-существующего, исторически неизменчивого примера преступления, автор предпринимает попытку провести анализ сходств и различий в базовых принципах уголовного права двух систем. Рассмотрены вопросы понятия убийства и его видов, концепции подвидов причинения смерти, особенности состава этих преступлений, а также категории жизни и смерти, важные для этого вида преступления. Поскольку своеобразие законодательной инициативы стран общего права порождает большее количество одноотраслевых кодифицированных актов, чем постсоветская правовая система, было принято решение сконцентрироваться на уголовном законе Австралии. В статье цитируются уголовные законы территориальных австралийских единиц, ряд высоко значимых для уголовного права судебных прецедентов и мнения представителей уголовно-правовой науки. Статья представляет определённый интерес для специалистов по сравнительному праву, исследователей системы общего права, а также для всех интересующихся уголовно-правовой наукой.
129-140 7
Аннотация
Актуальность выбранной темы обусловлена своеобразием дальневосточной особо тяжкой преступности, причиной которому послужили географические, исторические, экономические, социальные, психологические, национальные и другие особенности. Уровень данного вида преступности в ДФО значительно превышает общероссийский, а в своей структуре она содержит большую долю преступлений против личности. С причинами преступности криминология связывает личность преступника, и без знаний о криминологических особенностях преступников, совершающих преступления особой тяжести в исследуемом регионе, невозможно эффективное снижение её уровня. Предметом изучения данной статьи являются сведения о личности лиц, совершающих преступления особой тяжести на территории Дальневосточного федерального округа. Для того чтобы выделить особенности личностей, совершающих особо тяжкие преступления, нами также проводится сравнительный анализ исследуемой категории граждан с лицами, совершающими преступления небольшой и средней тяжести. Для решения поставленных задач в работе использованы статистические и социологические методы, метод сравнительного анализа. Автором изучены данные генеральной совокупности зарегистрированных лиц, совершивших преступления особой тяжести, отражённые в отчётах Министерства внутренних дел и сборниках Росстата по регионам Дальневосточного федерального округа в количестве 26 978 человек и по Российской Федерации в целом в количестве 381 784 человек за период с 2009 г. по 2015 г. включительно. Выборочно изучены материалы уголовных дел, возбужденных на территории Дальнего Востока, а результаты сопоставлены с результатами исследований российских учёных-криминологов. На основании анализа полученных данных даются социально-демографическая, социально-ролевая и нравственно-психологическая характеристики личностей лиц, совершающих особо тяжкие преступления на Дальнем Востоке. В заключение автором выделяются возрастные, социальные, демографические и другие особенности лиц, совершающих преступления особой тяжести на территории Дальневосточного федерального округа.
141-150 10
Аннотация
Защита прав работодателей как субъектов предпринимательской деятельности является сложной многоаспектной проблемой. В последние годы к указанной проблематике наблюдается повышенное внимание со стороны государства и научного сообщества. Данный вопрос представляется особенно актуальным для Дальневосточного региона России, поскольку одним из приоритетных направлений государственной политики в сфере социально-экономических отношений является развитие международного сотрудничества Российской Федерации со странами АТР, привлечение прямых иностранных инвестиций, реализация долгосрочных производственных и инфраструктурных проектов на территории Приморского края, в том числе с участием иностранных инвесторов-работодателей. В этих целях на территории Дальнего Востока России и, в частности, Приморского края внедряются особые экономические режимы, такие как территории опережающего социально-экономического развития, центр для развития внешней торговли со странами АТР Свободный порт Владивосток и иные механизмы инвестиционного сотрудничества. Вместе с тем, в ходе предпринимательской деятельности многие субъекты, в том числе иностранные инвесторы-работодатели, сталкиваются с рядом административных барьеров, препятствующих эффективному ведению бизнеса на территории России и снижающих степень его привлекательности. Поэтому создание необходимых правовых условий для развития предпринимательства, а также формирование эффективных механизмов защиты прав работодателей является весьма актуальным. В статье рассматриваются понятие и способы защиты трудовых прав работодателей в России и делается вывод о недостаточной проработке в трудоправовой науке указанных вопросов. Автор обращает внимание на необходимость дальнейшего исследования проблем защиты прав работодателей в сфере труда.
151-160 10
Аннотация
Статья посвящена сравнительно-правовому исследованию института исполнения обязательств участников контрактной системы, в том числе при возникновении разногласий на стадии исполнения контракта. Рассматриваемая ситуация касается правовой природы дополнительного соглашения о замене характеристик поставляемого товара (оборудования) другими функциональными характеристиками, в случае выявления некорректности составленного заказчиком технического задания. В статье обосновывается позиция возможного поведения поставщика - как на стадии досудебного порядка урегулирования спора, так и в судебном процессе. Помимо анализа характерных особенностей добросовестности поведения участников гражданских правоотношений, в сравнении с требованием о недопустимости злоупотребления правом, даётся анализ положений статьи 10 ГК РФ (пределы осуществления гражданских прав) в сравнении с положениями Федерального законодательства о контрактной системе. Рассматриваемая проблема осложняется существованием противоречий между общими положениями Гражданского кодекса РФ и введённым в действие с 2014 г. законодательством в области заключения и исполнения контрактов в сфере закупок для государственных нужд. Дополнительная сложность исследования заключается в том, что со стороны государственного заказчика, в случае предъявления требований о поставке товара (производимого оборудования) с несуществующими характеристиками, поставщик, согласившийся заключить контракт без детального исследования рынка оборудования, оказывается незащищенным со стороны закона перед требованием заказчика на исполнение контракта. Законодательство о контрактной системе предусматривает возможность замены товара на другой, с улучшенными функциональными техническими характеристиками, однако это возможно исключительно по соглашению сторон и товар должен быть значительно лучшего качества. Однако данное поведение может быть невыгодно заказчику, который, в случае расторжения контракта по собственной инициативе, получает необоснованное обогащение за счёт поставщика в виде штрафных санкций и взыскания обеспечения по независимой банковской гарантии, а также ставит вопрос о включении информации об исполнителе в реестр недобросовестных поставщиков. В этой связи спор может быть решён исключительно в судебном порядке, однако не удалось найти судебную практику, опираясь на которую поставщик обосновывает добросовестность своего поведения в сфере контрактной системы. Сложившаяся судебная практика в сфере гражданских правоотношений является условно применимой. Таким образом, главный вывод исследования касается необходимости внесения изменений в Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», регламентирующих обязанность заказчика отменить торги в указанном случае либо заключения сторонами дополнительного соглашения на замену товара с похожими функциональными техническими характеристиками.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1813-3274 (Print)
ISSN 2499-9474 (Online)