Preview

Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право

Расширенный поиск
№ 3 (2018)
9-20 8
Аннотация
Ключевой идеей исследования является вопрос о соотношении таких категорий, как «государственный суверенитет» и «киберпространство». Авторы считают, что существующая теория права и позитивное правовое регулирование на настоящем этапе не предлагают разумных вариантов взаимодействия и сосуществования указанных понятий. В условиях кардинальных изменений существующих реалий, произошедших за последние 30 лет, встаёт вопрос о дифференциации правового регулирования, которое всё ещё рассчитано в большей степени на существовавшие в XX столетии общественные отношения. Сегодня технический прогресс существенно опережает социальное, в частности, правовое регулирование, которое, в свою очередь, серьёзно «завязано» на государстве, или «территориальной организации власти в обществе, обладающей суверенитетом…». И здесь возникает основной вопрос о разумности обозначенной формулировки. Подходит ли она под существующие реалии? Или сама по себе является препятствием для правовой актуализации? В рамках статьи анализируются различные подходы к правовому урегулированию отношений в рамках киберпространства, а также предлагаются два варианта наднационального регулирования указанных правоотношений - через разработку и создание внетерриториального международного органа, который будет обладать не только возможностью контроля общественных отношений в рамках киберпространства, но и специальными рычагами принуждения для воздействия на граждан любых государств, либо с помощью создания глобальной системы международных актов, которая бы регулировала большую часть существующих вопросов о взаимодействии лиц в киберпространстве и включала в себя четкий механизм быстрого реагирования на возникновение новых отношений в указанной сфере. Авторы также полагают, что неспособность на теоретическом уровне концептуализировать соотношение указанных категорий может в будущем привести к дискредитации таких понятий, как «национальное государство» и «государственный суверенитет».
21-30 7
Аннотация
В настоящей статье с использованием эмпирических данных за 2012-2016 гг., мнений экспертов проведён анализ таких направлений деятельности Министерства юстиции Российской Федерации и его территориальных органов по созданию условий для развития бизнеса в стране, как законопроектная деятельность, обеспечение единства правового пространства Российской Федерации, проставление апостиля на российских официальных документах, подлежащих вывозу за пределы территории Российской Федерации, а также участие органов юстиции в реализации полномочий по исполнению международных обязательств по вопросам правовой помощи. Выявлены проблемы при реализации полномочий по исполнению международных обязательств по вопросам правовой помощи, предложены пути их решения. При написании статьи автор использовал личный опыт работы в период с 2012 г. по 2018 г. в должности начальника Управления Минюста России по Приморскому краю.
31-42 5
Аннотация
Предмет, цели и принципы законодательства, направленного на защиту конкуренции, представляют собой те правовые основы, от содержания, толкования и практического применения которых зависит эффективность закона, а также успех всей государственной конкурентной политики РФ. ФЗ «О защите конкуренции» играет важную роль в экономике страны, т.к. определяет правовые и организационные основы защиты конкуренции. Однако, будучи основным специальным правовым документом по противодействию посягательствам на конкуренцию, названный закон не только не содержит чётких и понятных положений о его предмете и целях, но и не предусматривает принципы, на которых бы строилась защита конкуренции в стране. Пробел в законодательном определении предмета ФЗ «О защите конкуренции» отражается на его содержании, которое имеет исключительно публичный характер, в то время как в конкурентной борьбе важное значение имеет соблюдение частных интересов субъектов экономической деятельности. Абстрактность правовых положений о целях закона сказывается на том, как сформулированы направления государственной конкурентной политики страны - они ориентированы на поддержку и развитие конкуренции, без учета потребностей в реформировании системы защиты добросовестных конкурентных отношений. Отсутствие принципов защиты конкуренции тормозит становление эффективного антимонопольного правоприменения, что проявляется в неверном понимании субъектами положений ФЗ «О защите конкуренции», принятии противоречивых судебных актов. В статье предпринята попытка критического анализа некоторых концептуальных положений Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции» от 26.07.2006.
43-54 162
Аннотация
Количество преступлений, совершаемых в сфере оборота наркотиков, не демонстрирует тенденции к значительному уменьшению. Статистические данные показывают, что численное количество наркопреступлений колеблется в пределах, не позволяющих говорить об успехах в сфере борьбы с ними. Темпы прироста или падения, как правило, объясняются изменениями в законодательстве. Особенно отчётливо это видно на примере судебной статистики по числу вынесенных приговоров, а также видам и пределам назначенных наказаний. Всё это обусловливает необходимость неуклонного повышения темпов и масштабов борьбы с наркопреступлениями, в особенности на территории Дальневосточного федерального округа. При этом следует учитывать тот факт, что уголовная ответственность в сфере наркооборота зависит от так называемых неюридических свойств наркотического вещества, которые так же, как и юридические, составляют неотъемлемую характеристику веществ. Само понятие «наркотическое средство» является собирательным, включающим вещество и его препарат, независимо от того, изготовлен он промышленным либо кустарным способом. В данной статье предложено практическое решение, позволяющее определить наличие либо отсутствие предмета преступления в его составе, даже когда само вещество, наделяемое этими признаками, отсутствует. Такое может случиться, если, к примеру, имела место попытка уничтожить следы совершённого преступления или место преступления. Исследователями получены результаты, свидетельствующие о возможности применения фитолитного анализа как достоверного способа определения и подтверждения обнаружения частей наркотикосодержащих растений на месте преступления, что, в свою очередь, позволит практически немедленно сделать вывод о наличии в составе преступления его предмета.
55-68 30
Аннотация
Цифровизация влияет не только на общественные отношения, но и грозит замещением права, как регулятора отношений, на новые формы регулирования. Это означает, что в ближайшем будущем под влиянием цифровизации программный код (алгоритмы) может выполнять регуляторную функцию. Анализ процессов цифровизации позволяет прогнозировать изменение механизма правообразования и композиции существующей модели социального регулирования, коррекцию границ известных социальных регуляторов и образование в ней ниши, которую займёт программный код. По факту регулирующий алгоритм - это программный код, автоматически контролирующий или влияющий на поведение людей. Новые методы технологий искусственного интеллекта (например, глубокое машинное обучение) позволяют выявить неочевидные зависимости, недоступные для обнаружения человеком или обычными техническими методами. Интеллектуальные системы будут и должны внедряться в регулирование общественных отношений. Это эффективней как с экономической, так и с точки зрения достижения желаемого результата. Поведенческие нормы, обеспечиваемые с помощью автоматизированной системы, могут быть простым, фиксированным (но перепрограммируемым) стандартом поведения, который вносится оператором системы. На уровне сбора и мониторинга информации система может работать как простой регистратор нарушений правил поведения. Такие компьютерные программы используют технологию искусственного интеллекта и посредством анализа истории предыдущих ситуаций и сравнения полученных взаимосвязей обучаются для выявления нарушений, совершаемых в настоящий момент. Несмотря на очевидные преимущества использования компьютерных программ для регулирования поведения общества, некоторые их свойства и побочные эффекты использования систем порождают вопросы в сфере права. Во-первых, подобные системы могут с большой вероятностью из общедоступных фактов о человеке выявлять характеристики, не являющиеся общедоступными и даже личными. Во-вторых, так как системы зачастую обучаются на решениях или информации, созданных людьми, они могут унаследовать человеческие заблуждения. В-третьих, серьёзным вызовом является вопрос кибербезопасности подобных систем.
69-77 110
Аннотация
Статья посвящена рассмотрению вопросов понимания предмета и объекта преступлений главы 28 Уголовного кодекса РФ. Актуальность данного научного исследования обусловлена тем, что преступления в сфере компьютерной информации в современных условиях развития науки и техники затрагивают практически все сферы общества, причиняя колоссальный материальный ущерб. Вместе с тем действующее уголовное законодательство не в силах реагировать на подобные общественно опасные деяния в полной мере в связи с отсутствием исторического опыта работы с подобными составами и с данной сферой в рамках уголовного права вообще, а также с постоянным и крайне быстрым развитием соответствующих общественных отношений. Целью научной статьи является анализ существующих научных подходов к понятиям «преступление в сфере компьютерной информации» и «компьютерное преступление» и их соотношению, а также позиция законодателя по данному вопросу. В данной статье исследованы позиции, представленные в научной литературе и законодательстве РФ, касающиеся различного понимания понятий «преступление в сфере компьютерной информации» и «компьютерное преступление» через соотношение объекта и предмета данных видов преступлений и возможности использования альтернативных понятий, таких, как «электронная информация» и «цифровая информация». Предложены варианты урегулирования правонарушений в данной сфере, позволяющие избежать проблем при их квалификации. Делается вывод о необходимости разработать новую трактовку термина «компьютерная информация», поскольку из-за неудачной формулировки этого термина затрудняется квалификация соответствующих правонарушений. Дальнейшая корректировка составов гл. 28 УК РФ должна быть произведена в зависимости от целей и защищаемых общественных отношений, предусмотренных законодателем, но обязательно с учётом реальных особенностей компьютеров, компьютерной информации и других связанных с правонарушениями данной сферы объектов материального мира.
78-91 23
Аннотация
Киберпреступность как проблема современного мира рассматривается огромным количеством учёных и практиков, в том числе и в Российской Федерации. Однако при более пристальном взгляде на отечественное уголовное законодательство становится очевидно, что избранный в главе 28 УК РФ объект преступлений, воспринимаемых как киберпреступления, выводит национальную уголовную практику за пределы трансграничной борьбы с киберпреступностью. По мнению автора статьи, причина этого - в выбранном законодателем термине «компьютерные преступления» и «компьютерная информация» и отказ от термина «цифровые данные». Если рассмотреть компьютерную информацию и компьютерные данные с той же точки зрения, то очевидно, что основные различия будут лежать в поле неюридических свойств этих явлений. Автор полагает, что использовать термины «данные» и «информация» как синонимы в корне неверно, особенно когда речь идет о компьютерной или, правильнее, цифровой информации. В общем смысле данные представляют собой совокупность сведений, зафиксированных на определённом носителе в форме, пригодной для постоянного хранения, передачи и обработки. Информация, в свою очередь, представляет собой результат преобразования, обработки, анализа данных при решении конкретных задач. То есть, информация производна от данных, при этом, если вторые остаются неизменными в содержании и смысле, вторая зависит от запроса и задачи, цели, для достижения которой данные анализируются. Основываясь на проведённом исследовании и приводя в качестве аргументов судебную практику, нормы права и результаты сравнительно-правового анализа, автор предлагает отказаться от использования термина «компьютерная информация», которым описывается предмет преступлений в УК РФ. Это позволит модернизировать закон и привести его в соответствие с актуальным состоянием науки и техники.
92-107 14
Аннотация
Внедрение инновационных технологий во все сферы жизни привело к формированию нового экономического сектора - цифровой, или виртуальной, экономики и появлению такого «цифрового имущества», как криптовалюта, статус которой юридически не закреплён, а доктринальные исследования по данному вопросу пребывают пока в зачаточном состоянии. Именно поэтому в статье автор задаётся вопросом: «Может ли криптовалюта выступать предметом хищения чужого имущества?», ответ на который имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Изучение судебно-следственной практики показало, что при уголовноправовой оценке хищений, когда предметом посягательства выступает криптовалюта, возникает немало сложностей. В статье дан анализ существующей нормативно-правовой базы и проектов федеральных законов, в которых предпринимается попытка урегулировать правовой статус криптовалюты. Однако, по мнению автора, даже принятие данных законопроектов не исчерпает до конца проблему и статус криптовалюты в ближайшее время окончательно определён не будет. С позиции прочно сформировавшегося в доктрине уголовного права устойчивого мнения о необходимости при квалификации хищения устанавливать наличие обязательных признаков предмета хищения, автор приходит к выводу о том, что физический признак предмета хищения, будучи обязательным для уголовно-правовой оценки предмета хищения, не позволяет криптовалюту и другие нематериальные разновидности имущества признавать предметом хищения. Автор считает, что в связи с появлением имущества в электронной форме назрела необходимость переосмыслить уголовно-правовое учение о физическом признаке предмета хищения. Завершается статья конкретными предложениями, которые могут быть использованы в процессе законотворческой и правоприменительной деятельности, а также при подготовке и корректировке постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, посвящённых решению проблем уголовно-правовой оценки криптовалюты как предмета хищения чужого имущества.
108-116 5
Аннотация
В представленной работе констатируется, что мировое сообщество вступило в эпоху высоких информационных технологий, которые активно используются сегодня во всех сферах человеческой деятельности (связь, транспорт, энергетика, водоснабжение, финансы, торговля, наука, образование, оборона, охрана общественного порядка, окружающей среды и т.д.). На сегодняшний день наша жизнедеятельность без них немыслима и даже ежеминутно от них зависима. При этом подчёркивается, что стремительное развитие и повсеместное внедрение телекоммуникационных и глобальных компьютерных сетей сформировало новый опасный вид преступления - «киберпреступность», которая имеет свои характерные особенности и влечёт серьёзные угрозы, причиняя существенный вред самым различным охраняемым законом объектам, а именно жизни и здоровью людей, собственности, состоянию окружающей среды и др. В ходе исследования выявлено, что киберпреступность несёт в себе непосредственную угрозу экологической безопасности как составной части национальной безопасности. В связи с этим отмечается, что назрела острая необходимость защиты общества и государства от нарастающей виртуальной опасности во имя сохранения экологического равновесия и выживания человечества. При этом, несмотря на масштаб и сложность проблемы эффективного противодействия преступлениям, совершаемым с использованием информационно-телекоммуникационных технологий, полагаем, что модернизация уголовного закона должна осуществляться крайне осторожно, по принципу минимизации вносимых поправок. Для борьбы с обозначенным явлением и обеспечения экологической безопасности необходимы системный подход, тщательная разработка законодательной базы и интенсивное международное сотрудничество государств.
117-132 21
Аннотация
В последнее время разработка и производство беспилотных авиационных систем становится прогрессирующим сегментом мировой транспортной отрасли и новой ветвью развития высоких технологий. Сердцем прогресса беспилотной авиации остается её применение в военной области. Одновременно уделяется пристальное внимание беспилотным летательным аппаратам гражданского назначения, имеющим коммерческий потенциал, причем как воздушным, так и водным, и наземным. Всё это оснащается системами искусственного интеллекта, благодаря чему машина получает возможность самостоятельно, без участия программного алгоритма или внешнего пилота, принимать решения о сложившейся ситуации. Во многих странах мира проводятся испытания беспилотных транспортных средств. Появились первые примеры совершения деяний, повлекших тяжкие последствия, квалификация которых, даже применительно к отрасли права, выглядит неоднозначно. Очевидно, что на нынешнем этапе создания нормативно-правовой базы, регламентирующей порядок функционирования беспилотных транспортных средств, а также основания и условия ответственности за нарушение этого порядка (т.е. в ситуации практически полного отсутствия такой базы), можно говорить лишь о разработке некоего алгоритма, позволяющего сконструировать цепь последовательных действий, направленных на построение в конечном итоге замкнутого контура искомой нормативно-правовой системы. В предлагаемой статье авторы рассматривают ключевые (для юриспруденции) этапы формирования правоотношений с беспилотными транспортными средствами. На основе сравнительно-правового анализа сделаны выводы о наличии несомненных пробелов в праве, а также неоднозначного понимания сущности и типологии беспилотных транспортных средств. Выделяя основные наиболее чувствительные к существующим пробелам правового регулирования сферы права, они предлагают решения, которые позволят сформировать порядок внесения изменений в законодательство РФ.
133-144 32
Аннотация
В последние годы всё большее внимание уделяется большим данным и их использованию. Умение не только собрать большие массивы данных, но и проанализировать их, даёт оператору, применяющему методы искусственного интеллекта к большим данным, невиданные ранее возможности. Появляются всё новые методы анализа, в том числе и предиктивного, которые позволяют с большой долей вероятности предсказывать определённые события. С развитием подобных технологий растут и возможности их применения в самых разных областях человеческой жизнедеятельности. И хотя в большинстве случаев предиктивная аналитика используется в коммерческих целях, существуют и прецеденты использования подобных методов анализа и прогнозирования в иных целях, в том числе и правоохранительных. Использование методов предиктивной аналитики позволяет правоохранительным органам узнавать о готовящихся преступлениях и, в некоторых случаях, даже предсказывать отдельные преступления. Подобные технологии способны значительно повысить возможности профилактики преступности. Однако в большинстве стран мира правовое регулирование использования предиктивной аналитики находится лишь на этапе становления, отставая от развития самих технологий. Такое несоответствие ведёт к неопределённости в возможностях использования данных, полученных путём применения предиктивной аналитики, которыми обладают правоохранительные органы. Зачастую, даже обладая данными, полученными путём предиктивного анализа, которые дают основания с большой долей вероятности полагать, что определённое лицо готовится совершить преступление, правоохранительные органы не имеют ни малейшей возможности повлиять на это лицо. Настоящая статья посвящена исследованию отдельных правовых аспектов использования предиктивной аналитики в правоохранительной деятельности. В статье рассматривается предиктивная аналитика в её широком понимании, существующие возможности её использования в правоохранительной деятельности. Помимо этого изучаются основные подходы к правовому регулированию использования предиктивной аналитики, сложившиеся в мире за последние годы. Особое внимание в статье уделено тому, как российские правоохранительные органы могут использовать предсказания о преступлениях, данные предиктивными алгоритмами.
145-158 5
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы противодействия терроризму в Социалистической Республике Вьетнам, совершаемые, в том числе, в сфере высоких технологий. Авторы отмечают относительную молодость законодательных предписаний как в сфере противодействия терроризму, так и в сфере высокотехнологичных преступлений. В статье дана классификация преступлений террористического характера, а также рассмотрена возможность их сочетания с высокотехнологичными преступлениями. По мнению авторов, определяющими в высокотехнологичных преступлениях являются предмет и способ совершения преступления как объективные признаки состава преступления. В свою очередь, преступления террористические характеризуются классово-политической мотивацией, целью распространения страха в обществе и дестабилизации деятельности политических институтов. Следовательно, сочетание объективных и субъективных признаков данных преступлений говорит о возможной квалификации их одновременного совершения по совокупности, несмотря на отнесение их специальным законом о борьбе с терроризмом к числу преступлений террористического характера нарушения работы компьютерных, телекоммуникационных, интернет сетей и цифровых устройств агентств, организаций и частных лиц, а равно иное посягательство на такие сети и устройства, а также воспрепятствование их работе. Авторы отмечают значительную пробельность в описании преступлений террористического характера, указывают, что вьетнамская правовая традиция во многом основана на советской школе права. В этой связи, с учетом традиционной близости уголовно-правовых систем России и Вьетнама, законодателю СРВ вполне целесообразно использовать российский уголовный закон для рецепции его правовых предписаний в целях эффективной и качественной борьбы с криминальными проявлениями терроризма.
159-169 7
Аннотация
Характеристика личности современного преступника имеет много отличительных признаков и свойств. Особо выделяется такая категория лиц, которые совершают свои преступления посредством безграничных возможностей современного интернета, используя сферу компьютерной информации. Показаны основные исторические этапы возникновения и формирования личности преступника, описаны характерные черты социального портрета интернет-преступника, представлена его криминологическая характеристика. Автор подчёркивает, что простого решения проблемы борьбы с интернет-преступниками не существует. Учитывая, что человеческие и технические возможности не имеют границ, то любые запретительные преграды, в конечном итоге, будут преодолены, в интернете появятся новые предложения, специальные программы, позволяющие желающим анонимно, безопасно, без каких-либо негативных последствий для себя получить доступ к любой интересующей запретной информации. Представляется, что в данной ситуации важно соблюсти баланс между установлением правовых запретов и ведением хорошо выстроенной системы мер противодействия и профилактики. Конечно, для этого нужны высокого уровня профессионалы, комплексный и системный подход, эффективные образовательные, информационные, разъяснительные программы, разработанные для разных возрастных и социальных категорий граждан. А для этого, в свою очередь, требуется воля и желание власти, время, финансовые ресурсы и человеческий потенциал. К сожалению, всё перечисленное в современных российских реалиях находится в большом дефиците. Но, как говорится, надежда умирает последней, поэтому остаётся верить и ждать, что всё-таки наступят времена, когда добро окажется сильнее зла, и преступность, совершаемая в сфере компьютерной информации, сократится до такого незначительного размера, что она перестанет представлять опасность для людей, пользующихся интернетом.
170-179 52
Аннотация
Изучению жестокости и агрессии несовершеннолетних уделяли внимание многие учёные, которые полагают, что основной потребностью лиц, виновных в совершении насильственных преступлений, выступает защита от агрессии среды, в которой находится ребёнок. По мнению других учёных, в случаях преступного поведения несовершеннолетних на первый план выступают потребности в общении, в социальном признании, в безопасности, в сохранении и повышении своего престижа или статуса, в лидерстве. Существует много факторов, имеющих большой потенциал для объяснения насилия среди молодежи. К ним относятся социально-демографические факторы, такие как пол или тип школы, социально-экономическая ситуация семьи, как, например, безработица, социализация в семье, личное отношение к насилию, самоконтроль или так называемые нормы мужественности. Эти факторы не объясняют различий в насилии между подростками разного происхождения: в данном исследовании - несовершеннолетних в России и Германии. В России выборка составляла 1 747, а в Германии 7 238 школьников 9-х классов. Опрашивались учащиеся 9 классов, а приведённый ниже анализ основан на данных этого исследования за 1999 г. В Германии исследование проводилось в Гамбурге, Ганновере, Лейпциге и Мюнхене, в России - в Волгограде. Методология опроса, структура выборки, временные исследовательские периоды и подготовка данных были идентичными в обеих странах. Выводы в статье предлагают иной взгляд на проблему, построенный на основе сравнительного анализа её состояния в двух названных государствах.
180-189 18
Аннотация
Статья посвящена проблемам предупреждения и борьбы с транснациональной преступностью во Вьетнаме. В последние годы транснациональная организованная преступность во Вьетнаме становится всё сложнее, затрагивая социальную жизнь страны, что напрямую влияет на безопасность и общественный порядок во Вьетнаме. В частности, такие транснациональные преступления, как незаконный оборот и производство наркотиков, терроризм, торговля людьми, экономическое мошенничество, экологическая преступность, наносят серьёзный ущерб экономической, культурной и социальной жизни. В статье рассмотрены и уточнены текущее состояние, характер организованной и транснациональной преступности во Вьетнаме в настоящее время. Автор рассматривает понятие, виды транснациональной преступности, даёт прогноз развития событий в отношении борьбы с организованной транснациональной преступностью и выделяет основные задачи и методы их решения для борьбы против транснациональной организованной преступности во Вьетнаме в ближайшие годы. Автор акцентирует внимание на необходимости принятия правовых документов, связанных с международным сотрудничеством в сфере борьбы с организованной преступностью, а именно экстрадицией преступников, финансовых мошенников и международных заключённых. Также, по мнению автора, необходимо усилить координацию материальной взаимопомощи, а также использовать новейшие научные разработки в целях помощи правоохранительным органам в борьбе с преступностью. В целях дальнейшего повышения эффективности борьбы с организованной преступностью следует обратить внимание и на другие аспекты (международный обмен информацией о преступниках, улучшение управления правоохранительными органами, подготовка компетентных кадров). Осуществление всех вышеописанных мер серьёзным образом облегчит борьбу с организованной транснациональной преступностью.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1813-3274 (Print)
ISSN 2499-9474 (Online)